Анекдоты еврейские

Анекдоты - Ну как ты себя чувствуешь, Абрам? | Еврейские анекдоты

В одном богатом доме за столом встретились два великих раввина.

За весь вечер они не обменялись друг с другом ни словом. Провожая одного из них, хозяин спрашивает, почему тот не разговаривал с уважаемым коллегой.

— Видите ли, я великий раввин, и он великий раввин. Он знает все, и я знаю все. Так о чем же нам друг с другом говорить?!

* * *

Ребе Зуси надо было вернуть долг к утру, а денег нет. Ученики пристали к нему, чтоб он присоветовал им способ, как добыть денег. Ребе взял лист бумаги и написал двадцать пять способов, которыми можно быстро получить нужную сумму и отдал ученикам. Потом взял еще листик и написал еще двадцать шестой, но не показал его ученикам.

Наутро неожиданно пришел посланец от человека, которому ребе некогда оказал большую услугу, в подарок он передал ему увесистый мешочек с монетами. Когда деньги пересчитали, поняли, что это как раз нужная сумма. Тогда ребе Зуся открыл отдельную бумажку и показал ученикам. Там написано: «Бог не нуждается в советах ребе Зуси».

* * *

Раввин решил уволить шойхета, потому что в общине о нем ходят нехорошие слухи.

— Ну нельзя же верить пустой болтовне! — с упреком говорит шойхет. — Эти люди и о вашей жене злословят!

— Это их дело, ведь я не назначаю ее шойхетом.

* * *

Святой «дедушка из Радошиц» жил очень бедно, семья его голодала. Предложили ему однажды должность шойхета. Взялся он за книгу по законам шхиты.

«Шойхетом должен быть человек богобоязненный и порядочный», — прочел ребе, вздохнул, и поставил книгу на полку.

— Нет, это профессия не для меня.

* * *

Один из самых опытных и набожных резников пришел к ребе Раяцу с просьбой:

— Раби, освободите меня от должности, я решил переменить профессию. На прошлой неделе я просматривал книгу «Гаканэ» (законы кошерного убоя скота). Так много тонкостей и сложных правил! Я боюсь, что не уберегусь и нарушу по ошибке одно из них. Лучше уж быть сапожником и спать спокойно.

— Что ж, будь сапожником. Но учти, что тогда евреям придется покупать мясо урезника, который не боится ошибиться и нарушить закон.

Так резник остался резником.

* * *

В дни поминовения близких родственников, и прежде всего родителей, правоверные евреи читают определенные молитвы. В синагоге было принято, чтобы шамес записывал даты поминальных дней и напоминал о них за небольшое вознаграждение.

Шамес получил щедрый дар от богатого торговца за напоминание о дне поминовения его отца. Через несколько месяцев шамесу срочно понадобились деньги, и он решил, что такой богатый и занятой человек вряд ли запомнил день кончины своего отца, поэтому он подошел к нему и сообщил, что сегодня день поминовения. Тот молча протянул шамесу крупную купюру и углубился в молитву.

«Очень уж он рассеянный, — подумал шамес, — а значит, можно сделать еще один день поминовения и для его матери!»

Но когда он явился к забывчивому богачу, чтобы сообщить тому о втором дне поминовения его матери, тот начал возмущаться:

— Ах ты жулик! Что до двух отцов, все может быть, ведь моя мать имела не самую лучшую репутацию. Но чтобы и мать была у меня не одна?

* * *

Раввин с шамесом идут по местечку. Откуда-то с громким лаем выбегает собака. Раввин подбирает фалды сюртука и пускается наутек.

— Ребе, — урезонивает шамес, — зачем нам бежать? Ведь Талмуд говорит, что собака не тронет ученого человека.

— А ты уверен, что эта собака читала Талмуд?

* * *

Раввин с шамесом идут по лесу. Слушая щебетание птиц, шамес сказал:

— Я хотел бы понимать, что они говорят!

— А то, что ты сам говоришь, тебе уже понятно? — поинтересовался раввин.

* * *

Первая мировая война. Офицер осматривает синагогу, шамес почтительно сопровождает его и дает пояснения. После осмотра он говорит шамесу (а дело происходит в субботу):

— Я бы дал тебе денег — но ведь сегодня шабес и ты не можешь к ним прикасаться!

— О, господин лейтенант! Я не обижу вас отказом от пяти гульденов. Всевышний будет только доволен, если на войне люди ничего не будут делать худшего, чем дотрагиваться в шабес до денег!

* * *

Умирает восьмидесятилетний еврей. К нему приходит его местный девяностолетний раввин и спрашивает:

— Ну как ты себя чувствуешь, Абрам?

— Плохо, Ицик, очень плохо. Наверное, скоро увижу Бога!

— Слушай, Абрам, если Он там будет спрашивать: «Как там Ицик», так ты меня давно не видел.

* * *

Беседуют три раввина. Первый:

— Однажды загорелась гостиница, в которой я остановился. Мне пришлось выбежать в одной рубашке, а ведь у меня были новые штаны и сюртук из хорошей шерсти! Но я сказал себе: все по веленью Божьему! Ведь мой сын торгует готовым платьем…

Второй перебивает его:

— Однажды мне под ноги попала кошка, и я уронил свои часы. Но я сказал себе: все по веленью Божьему! Ведь мой сын часовой мастер…

Третий тоже вступает в беседу:

— Однажды ночью на крышу моего дома упала большая ветка, и я очень перепугался. Но я сказал себе: все по веленью Божьему! Ведь у моего сына фабрика нижнего белья…

* * *

У дороги шофер копается в моторе грузовика. Из под капота доносится:

— Ну… 6 твою мать! Ну это просто… 6 твою мать!

Мимо идет раввин. Подходит и говорит шоферу:

— Зачем вы ругаетесь? Ругань вам не поможет.

— Да тут уж ничего не поможет, ребе. Я уже два часа корячусь.

— А почему бы вам не вознести молитву? Все-таки это лучше, чем сквернословить.

— Вы что, ребе, думаете, что если я помолюсь, этот драндулет заведется и поедет?

— А что вы теряете? Молитва еще никогда никому не вредила.

Водитель садится в кабину, поднимает глаза к небу и говорит:

— Царь царей, прошу тебя, сделай так, чтобы эта керосинка завелась.

После поворачивает ключ, жмет на педали, и грузовик уносится. Раввин обалдело вслед:

— Ну это просто… 6 твою мать!

* * *

Богобоязненный раввин заболел и пригласил врача. Тот осмотрел его и пряча глаза сказал:

— Мне надо надеяться на Бога, чтобы все окончилось благополучно.

— Надеяться на Бога я могу и без вас, — строго заметил раввин.

* * *

Известный раввин Хайес в молодости считался вольнодумцем и частенько спорил с известными авторитетами. Львовский раввин долго не мог решиться вручить ему общину, и тогда старенький шамес предостерег его:

— Назначьте Хайеса побыстрее раввином, не то он при своей учености и тяге к диспутам того и гляди станет священником!

* * *

Ребе Авраама-Якова из Садигуры арестовали по подозрению в антиправительственной деятельности и посадили в камеру с «политическими».

К одному из заключенных пришел видный местный адвокат. Он узнал ребе и ужасно удивился:

— Какое вы имеете отношение к борьбе против монархии? Вы что, вступили в партию?!

— Я не знаю ни одной партии, но объяснение тому, что меня считают политическим преступником, можно найти в Торе. Помните, как Иосиф, сын Якова, тоже был заключен с «политическими», в «месте, где сидят враги царя». Цари всегда сомневаются в лояльности тех, кто верен власти Царя царей — Всевышнего. Для них это все равно что потенциальный бунтовщик.

* * *

Несколько евреев обедали за одним столом в гостинице и, как это часто бывает, завели разговор о том, чей раввин лучше.

Один из них рассказал, что в течение пяти лет у него с женой не было детей, и только благодаря благословению раввина они обрели желанного наследника. Другой поведал о том, что его сын пошел по кривой дорожке, и только благословение раввина вернуло его домой. Третий сообщил, что раввин благословил его рискованную сделку, он вложил в нее все свои капиталы и прогорел.

— А в чем же заключается чудо? — спросили слушатели.

— Чудо в том, — ответил тот, — что я сохранил веру в Бога и в своего раввина.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Анекдоты смешные до слез